Stop cloning‎ > ‎

Наука и религия

http://www.n-i-r.ru/nir2.php?id_stat=106

Клонирование человека: ЗА и ПРОТИВ

Игорь Вишев
Как только миру стало известно, что британские ученые клонировали 
знаменитую овечку Долли, возник естественный вопрос о возможности 
клонирования человека, и начались споры о нравственной стороне 
проблемы. Мы предлагаем вниманию читателей два взгляда на 
клонирование человека: профессора, доктора философских наук Игоря 
Вишева и кандидата биологических наук, протоиерея Русской 
Православной Церкви Александра Борисова, настоятеля московского 
храма Во имя святых Козьмы и Дамиана.
 
БЕССМЕРТИЕ И ВОСКРЕШЕНИЕ

Прошло всего лишь десять лет, как была решена одна из 
фундаментальных проблем современности — клонирование млекопитающих. 
Человек тоже принадлежит к млекопитающим, и потому методики их 
клонирования оказываются практически одинаковыми.
 Экспериментов по клонированию человека проведено уже немало. 
Профессор А.А.Болонкин, старший научный сотрудник НАСА (США), в 
интервью, опубликованном в общеамериканском русскоязычном 
периодическом издании «Панорама» под заголовком «Бессмертие станет 
реальностью?», рассказывает, что американская фирма «Эдвансд селл 
текнолоджи» успешно клонировала человека, но поскольку эта процедура 
в США запрещена, зародыш уничтожили на 12-й день.
 В конце декабря 2002 года была получена сенсационная информация от 
агентств Франс-Пресс и Ассошиэйтед Пресс. Они ссылались на сообщение 
Брижит Буаселье, главы компании «Клонэйд», являющейся членом секты 
раэлинов. Приверженцы этой секты считают, что жизнь на Земле создана 
внеземной цивилизацией и ныне путем клонирования следует достичь 
бессмертия. В этом сообщении  утверждалось, что в лаборатории 
компании клонирована девочка с символичным именем Ева, генетически 
идентичная своей тридцатилетней матери. В последующие годы появилось 
еще несколько подобных сообщений, последнее — о клонировании ребенка 
в Австралии. Все это более чем сомнительно, поскольку не было 
проведено ни одной научной экспертизы. Но, как бы там ни было, 
практически никто не отрицает возможности клонирования человека в 
принципе.
 Попытки использовать клонирование человека раэлинами, некоторыми 
последователями христианской Методистской Церкви и другими 
религиозными сектами, несмотря на всю их нынешнюю малочисленность, 
представляют собой явление весьма знаменательное: это своего рода 
предостережение для традиционно доминирующих конфессий. Люди, с 
одной стороны, религиозные, а с другой — интересующиеся достижениями 
науки, в частности, проблемой клонирования, могут в поисках 
удовлетворения своих умонастроений обратиться как раз к 
нетрадиционным религиям. Скорее всего ортодоксальным религиям рано 
или поздно придется радикально пересмотреть свои вероучительные 
позиции по этому вопросу. Иначе они рискуют утратить наиболее 
интеллектуальную часть своей паствы.
 Однако христианство и ислам, например, жестко придерживаются своих 
традиционных позиций. Так, Ватикан с самого начала безоговорочно 
обвинил ученых, работающих в данной области исследований, «в 
кощунстве против религии». Католический экзархат счел неприемлемым в 
принципе какое бы то ни было вмешательство человека в процессы 
репродукции и генетики живых существ. В пользу запрета клонирования 
человека категорично высказалась и Лига исламского мира.
 Русская Православная Церковь тоже откликнулась на возникшую проблему 
и приняла активное участие в развернувшейся дискуссии. Митрополит 
Смоленский и Калининградский Кирилл высказал ее позицию, отвечая на 
вопросы читателей «Комсомольской правды». Анна Егорова из Бреста 
спрашивает: «Ныне много говорят о том, что ученые очень продвинулись 
в области расшифровки генного кода человека и будут конструировать 
людей. Я хотела бы знать: какова позиция Православной Церкви по 
этому вопросу?» Митрополит Кирилл отвечает: «Что касается самих 
исследований в области генетики, то Церковь не выступает против, 
потому что всякие ограничения здесь будут неэффективными, ибо нельзя 
ограничить познавательную силу человеческого разума... А что 
касается использования результатов исследования, то здесь у Церкви 
есть своя позиция. 
 При помощи генной инженерии человек вторгается в творение таким 
образом, что может радикально его изменить. Причем никто сегодня не 
может предсказать результатов этого вторжения. Поэтому первое 
требование Церкви — гласность и четкий общественный контроль».
 С рядом важнейших моментов представленной позиции трудно не 
согласиться. Действительно, сегодня нельзя еще уверенно просчитать 
все последствия применения методов генной инженерии, в том числе 
клонирования. Более того, нельзя полностью исключить возможность 
различных злоупотреблений и даже преступлений, связанных с 
применением этих методов. Обязательность гласности и контроля за 
такого рода исследованиями несомненна и может только 
приветствоваться. Вместе с тем митрополит Кирилл вполне допускает, 
что «использование методов генной инженерии может помочь избежать 
каких-то заболеваний». 
 Однако в то же время он объявляет принципиально неприемлемыми целый 
ряд направлений в данной области исследований. «Но вот, — утверждает 
он, — есть такие области генной инженерии, которые категорически 
Церковью отвергаются, и в первую очередь это касается клонирования 
человека». Уточнению данной позиции способствовал другой вопрос той 
же читательницы: «А вот я читала еще, что можно будет делать людей 
писателями, художниками...»
 На него последовал вполне однозначный ответ: «Категорически против, 
ибо таковое действие есть вторжение в Божий замысел о человеке». 
Речь может идти исключительно, по его словам, «об использовании 
методов генной инженерии не для создания нового типа творения, а для 
того, чтобы совершенствовать то, что не имеет полного совершенства, 
— исцелить болезнь в частности». Таким образом, признается 
«терапевтическое» применение клонирования. В целом такая позиция 
налагает на возможности клонирования человека значительные 
ограничения. Эти ограничения носят явно идеологический характер. 
Возможность посредством клонирования человека восстановить его жизнь 
в случае ее утраты принципиально осуждается и исключается.
 Эта позиция была однозначно подтверждена Патриархом Московским и 
всея Руси Алексием II в его книге «Войдите в радость Господа своего. 
Размышление о вере, человеке и современном мире». Однако Патриарх 
сначала счел необходимым подчеркнуть, что «поддержание физического 
здоровья в отрыве от здоровья духовного с православной точки зрения 
не является подлинной ценностью». С этой мыслью трудно не 
согласиться, ибо легко представить себе телесно здорового, но 
безнравственного субъекта. Другое дело, что именно понимать под 
«духовностью», поскольку это понятие сегодня имеет разные смыслы, 
как религиозные, так и нерелигиозные.
 Затем последовало главное принципиальное утверждение. «Клонирование 
человека, — заявил Патриарх, — аморальный, безумный акт, ведущий к 
разрушению человеческой личности, бросающий вызов своему Создателю». 
Правда, далее он уточняет: «Что же касается клонирования 
изолированных клеток и тканей живых организмов, равно как и 
использование целого ряда молекулярно-генетических методов, то 
против этих технологий не может быть возражений, поскольку они не 
нарушают суверенитета человеческой личности». 
 «В тех случаях, когда иные терапевтические и хирургические методы 
лечения бесплодия не помогают супругам, — подчеркивает Патриарх, — 
искусственное оплодотворение половыми клетками мужа Церковь считает 
допустимым». К клонированию этот прием имеет более чем 
опосредованное отношение, но он немаловажен в семейно-житейском 
плане. «Другое дело, — утверждает Алексий II,  — суррогатное 
материнство. Даже будучи осуществляемо на некоммерческой основе, оно 
противоестественно и морально недопустимо». С православной точки 
зрения, все разновидности внетелесного (экстракорпорального) 
оплодотворения, включающие заготовление, консервацию и намеренное 
разрушение «избыточных эмбрионов», нравственно недопустимы. 
Представленная позиция далеко не однозначна и не прямолинейна. Ее 
разделяют и другие Православные Церкви. Так, Православная Церковь в 
Америке заявила: «Подавляющее большинство православных этиков 
настаивает, что все формы евгеники, включая манипулирование с 
человеческим генетическим материалом в нетерапевтических целях, в 
нравственном отношении отвратительны и угрожают человеческой жизни и 
благополучию...»
 Итак, несмотря на разного рода нюансы, главные христианские 
направления принципиально не приемлют клонирование человека, как и 
абсолютное большинство других религий. Однако в связи с этим 
возникает вполне естественное недоумение. Действительно, если «пути 
Господни неисповедимы» и «ничто не происходит без воли Божией», то, 
казалось бы, вполне логично предположить, что Создатель, может быть, 
решил через ученых приблизить человека к «образу и подобию Божию». 
Но почему-то подобные предположения даже не рассматриваются.
 В свете этого создается впечатление, что Декларация Генеральной 
Ассамблеи ООН о запрещении клонирования человека (от 8 марта 2005 
года) была принята именно под решающим влиянием религии. В своей 
постановляющей части она заявляет, в частности, следующее: 
 «...К государствам-членам обращается призыв принять все меры, 
необходимые для соответствующей защиты человеческой жизни в процессе 
применения биологических наук;
 к государствам-членам обращается призыв запретить все формы 
клонирования людей в такой мере, в какой они несовместимы с 
человеческим достоинством и защитой человеческой жизни;
 к государствам-членам далее обращается призыв принять меры, 
необходимые для запрещения использования методов генной инженерии, 
которые могут противоречить человеческому достоинству;
 к государствам-членам обращается призыв принять меры для 
предотвращения эксплуатации женщин в процессе применения 
биологических наук;
 ...к государствам-членам далее обращается призыв при финансировании 
медицинских исследований, включая биологические науки, учитывать 
неотложные глобальные проблемы, такие, как ВИЧ/СПИД, туберкулез и 
малярия, которые особо затрагивают развивающиеся страны».
 В этой Декларации далеко не все ясно и определенно. В чем, 
собственно говоря, состоит «защита человеческой жизни»? Чем 
конкретно ей угрожает применение биологических наук и генной 
инженерии? В какой мере клонирование несовместимо с «человеческим 
достоинством», о котором так много и часто упоминается? В то же 
время создается впечатление, что клонирование человека все-таки 
допустимо, если оно не противоречит ни тому, ни другому. Подобная 
двусмысленность, неопределенность, нечеткость всегда бывает чревата 
очень серьезными негативными последствиями. Между тем значение 
клонирования человека заключается как раз в том, что именно оно 
благодаря возможности получить «запчасти» организма, «родные по 
плоти», призвано способствовать укреплению здоровья человека, 
сохранению его молодости и достижению личного бессмертия. Тем самым 
утверждается подлинное достоинство человека и его высшая ценность — 
жизнь.
 Как можно понять из текста Декларации, одним из главных доводов 
против клонирования человека является опасение возможности 
«эксплуатации женщин» в этом процессе. Действительно, если бы 
клонирование было осуществлено вопреки воле женщины, то такую акцию 
нельзя расценить иначе как преступную. Но если клонирование 
осуществляется по доброй воле, с обоюдного согласия, то почему 
кто-то со стороны вправе ограничивать свободу выбора людей, 
накладывать табу на свободное волеизъявление постороннего ему 
человека?! Подобное положение вещей представляется по меньшей мере 
необоснованным.
 Надо признать, что в связи с этими проблемами возникает немало 
опасений, нередко явно надуманных. Так, очень много разговоров было 
по поводу получения стволовых клеток из эмбрионов. Однако уже 
прозвучала информация о том, что американским ученым удалось 
разработать метод получения таких клеток из кожи живого человека. 
Нельзя отрицать и возможности внеутробного выращивания клона, то 
есть вообще без участия женщин. Этот путь тем более вероятен, что 
соответствующие исследования уже проводились в свое время, в 
частности в Италии, но тоже были жестко осуждены и запрещены 
Ватиканом. Будь иначе, такого рода исследования также могли бы дать 
уже вполне приемлемые результаты. Поэтому хотя бы теперь, вследствие 
их очевидной актуализации, они должны быть возобновлены и 
легализованы.
 Вот почему вызывают тревогу призывы Декларации принять 
запретительные меры в отношении этой сферы исследований. Поэтому не 
может не вызывать глубокого сожаления наложенный Госдумой РФ 
мораторий на исследования в рассматриваемой области. Это тормозит 
отечественную науку, обрекая ее на отставание в конкуренции с 
другими странами, угрожает законсервировать смерть россиян в ее 
нынешней безысходности и бесперспективности — ведь упования на 
посмертное существование разделяются далеко не всеми. Но, понятно, 
станет несравненно еще хуже, если она примет соответствующие 
национальные законы, запрещающие клонирование человека. 
 Серьезным предостережением в этой связи может служить тот факт, что 
Декларацию поддержало хотя и большинство стран, включая Россию, в 
которых влияние религии особенно значительно, но отнюдь не все. 
Против нее проголосовали 34 страны, в том числе Англия, Франция, 
Китай, Япония. Кстати сказать, японский парламент, рассматривая 
ежегодно перечень приоритетных направлений в области научных 
исследований, наметил к 2020 году расшифровать формулу бессмертия. 
Следовательно, что бы и как бы ни случилось, кто бы и где бы ни 
принял законы, запрещающие клонирование человека, исследования в 
этой области будут продолжаться и раньше или позже данная проблема, 
несомненно, будет решена. И тогда могут сложиться такие условия, 
что, скажем, россиянам, придется «ехать за бессмертием» в другие 
страны — то ли на запад в Англию или Францию, то ли на восток в 
Китай или Японию, а может быть, и в какие-то иные страны. 
Разумеется, такая перспектива крайне нежелательна и подобного 
течения событий никак нельзя допустить.
 Как бы там ни было, вскоре, судя по всему, людям, в том числе и 
верующим, придется решать непростую дилемму — либо воспользоваться 
успехами научного познания для достижения своего практического 
бессмертия, а если вдруг случится смерть, согласиться на вполне 
реальное воскрешение посредством клонирования, либо, отказавшись от 
такой возможности, по-прежнему уповать на веру в посмертное 
существование. И то и другое должно быть делом свободного выбора, и 
никакие религиозные или идеологические соображения не должны его 
ограничивать. Вряд ли можно сомневаться в том, какой именно в 
конечном счете будет сделан человеком выбор. В итоге не так уж 
трудно представить цивилизацию будущего, когда люди, оставаясь 
молодыми, будут жить неограниченно долго и сумеют восстанавливать 
свою жизнь, если человека случайно постигнет смерть. Смерть должна 
быть побеждена не смертью, ибо эта победа мнимая, а жизнью. Именно 
она, безусловно, должна восторжествовать. Иного пути просто нет! 
 



Comments